«12 июня силы Западной Европы перешли границы России, и началась война, то есть совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие», - пишет Лев Николаевич Толстой в начале третьего тома эпопеи «Война и мир». Не считая себя историком, но будучи гениальным мыслителем, в попытке понять причины войны между двумя коронами - французской и российской, он приходит к выводу: «Фатализм в истории неизбежен для объяснения неразумных явлений».

Первый шаг к своему роковому финалу Наполеон сделал еще в Дрездене, где заявил, что идет на Москву и в одно или два сражения все кончит. «Император Александр будет на коленях просить мира. Я сожгу Тулу и обезоружу Россию», - самоуверенно вещал полководец. 12 июня 1812 года его войска пересекли реку Неман.

Переправа наполеоновской армии через Неман. Неизвестный художник

Нашествие французов подняло на борьбу с завоевателями все сословия русского общества. Много десятилетий отделяет нас от тех далеких событий, но интерес к теме Отечественной войны 1812 года не ослабевает. В исторической литературе широко отображается и работа по обеспечению армии тульским оружием, и создание тульского ополчения.

Французская армия была значительно опытней и больше российской, а главное - лучше вооруженной. Но даже при этом гениальный стратег Наполеон придавал большое значение Туле, признавая город важным оружейным центром.

С самого начала войны тульские оружейники решили изготовлять оружия больше положенного наряда, в своё свободное время: «…в те дни часы, которые от заводских работ свободны изготавливать оружие сверх установленного урока, сколько силы, одушевленные к любезному Отечеству, позволяют».

На тот момент в заводском запасе насчитывалось 128605 готовых ружей. Практически все они из них в первые дни войны были отправлены в войска (в Туле осталось 124 ружья). Но этого было мало. Ведь русская армия насчитывала почти 600 тысяч человек.

17 июля 1812 года Александр I обращается к тульским оружейникам: «Никакое еще время в Отечестве нашем не требовало более от каждого усердия и пожертвований, как нынешнее, следовательно, я уверен, что из фабрикантов найдутся такие усердные сыны Отечества, что целые свои фабрики обратят к одному делу оружия и тем дадут способ имена их передать на память потомкам».

Архивные документы донесли по потомков имена Ивана Бривина, Ивана Маликова, Ивана Гнидина, Якова Лялина, Петра Салищева, Егора Ефимова и других фабрикантов. В Туле насчитывают 19 наиболее крупных частных фабрик, где оружие изготавливали только в период войны, а в мирное время делали слесарный инструмент, кровати, кареты. Наряду с ними в период войны оружие изготавливали подрядом еще 56 человек, имевших более мелкие мастерские. Частные мастера сдали в армию за все годы войны 134502 ружья и более 100 тысяч единиц холодного оружия.

Всего за 1812–1814 годы туляки дали армии 600 тысяч ружей: такого количества никогда не производилось ни до войны, ни долгое время после неё. М. И. Кутузов лично следил за поступлением оружия из Тульского оружейного завода, особенно перед Бородинским сражением. Другие заводы были отрезаны от основных сил армии театром военных действий. Также в Туле занимались ремонтом и сборкой ружей из разных частей трофейного оружия. Правительство обязало тульских оружейников сдавать 13 000 ружей ежемесячно, из коих 7000 - ТОЗ, 3000 - вольные мастера и 3000 - переделанных и ремонтированных старых.

Экспонаты выставки «Бородинское поле – мемориал двух Отечественных войн» в Тульском государственном музее оружия.

Но Тульская губерния способствовала громить врага не только поставками оружия. В русской армии находились в строю и отважно сражались многие уроженцы города и губернии.

Так ответом на царский Манифест от 6(18) июля 1812 года о народном ополчении стало решение о формировании Тульского ополчения, принятое на собрании губернского дворянства. Начальником ополчения был избран тульский гражданский губернатор Николай Иванович Богданов. Он же возглавил 1-й Тульский губернский комитет, занимавшийся приемом, вооружением и снабжением ополченцев.

Крестьяне шли в ополчение, надеясь на освобождение от крепостной зависимости, поэтому вооружать их было опасно, и ополченцы испытывали недостаток в огнестрельном оружии, боеприпасах и военном снаряжении. Один из наполеоновских офицеров вспоминал: «И вдруг высокий лес ожил и завыл бурею. Семь тысяч русских бород высыпало из засады. Со страшным криком, с самодельными пиками, с домашними топорами они кидаются на неприятеля, как в чащу леса, и рубят людей, как дрова…»

Война русского народа против французов на карикатуре британца Крукшенка (1813 год)

Манифест от 18 июля 1812 года уже ограничивал сбор народного ополчения всего несколькими, наиболее стратегически важными губерниями, в число коих вошла и Тульская.

В свою очередь Тульским дворянством были сформированы два конно-казачьих, один егерский, четыре пеших казачьих полка и конноартиллерийская рота (кстати, это было единственное формирование подобного рода среди остальных губернских ополчений). Церковь также дала благословение на участие в ополчении своих служителей. В Тульском ополчении в качестве писарей находились учащиеся Тульской духовной семинарии. Большую роль в обеспечении ополчения сыграло Тульское купечество, которое внесло наивысшую цифру пожертвований среди всех губерний.

Обер-офицер, урядник и казак пеших полков Тульского ополчения. Раскрашенная литография Клевезата по рисунку П. Губарева. Середина XIX в.

Царские указы зачитывали с амвона Успенского собора Тульского кремля - главного летнего храма города, сюда же по окончании войны внесли хоругви, которые тульские полки использовали в качестве знамен. Долгие годы они хранились в соборной ризнице. В наши дни копию хоругви конного-казачьего полка можно увидеть в экспозиции Тульского военно-исторического музея (подлинник - в Государственном Историческом музее).

В Военной галерее Зимнего дворца в Санкт-Петербурге мы видим портреты наших земляков М.А. Арсеньева, И.М. Вадбольского, И.С. Дорохова, Д.С. Дохтурова, Д.Л. Игнатьева, Ф.П. Уварова, Е.Е. Штадена, А.Ф. Щербатова.

Зал сохранил для потомков портреты героев, состоящих в генеральском чине. Но в Отечественной войне 1812 года участвовало значительно больше людей, связанных с тульским краем.

Так наш земляк Василий Андреевич Жуковский добровольно вступил в Московское ополчение в чине поручика. В военный период он написал «Певца во стане русских воинов» и «Вождя победителей» - произведения, которые сделали для воодушевления русского общества в разы больше, чем все государевы обращения и манифесты. Фактически Жуковский был главным армейским бардом.

О. А. Кипренский. Портрет В. А. Жуковского, 1815

4 сентября в Туле узнали о том, что французы заняли Москву и губернатор Богданов начал готовить готовит подводы для эвакуации оружейного завода. Но процесс был остановлен личным указанием Кутузова: «Кампания в настоящее время только ещё начинается. Мы переносим театр войны, прикрывая Тулу и Калугу».

Джорджа Доу. Портрет Михаила Илларионовича Кутузова (1829) 

Всю войну Тульские оружейники, не щадя сил, выполняли свой долг и, по справедливой оценке историка И. Ф. Афремова, «таким усердием Отечеству на вечные времена обессмертили себя в истории».

Память

В 1862 году в память об Отечественной войне 1812 года в Тульском кремле был освящен Богоявленский собор. Ныне в его стенах размещена часть экспозиции Тульского государственного музея оружия.

В усадьбе А.С. Хомякова в 1830-40-х годах был построен Сретенский храм в память 1812 года.

В ознаменование 100-летней годовщины Отечественной войны 1812 года в Туле появилось новое здание Дворянского клуба (ныне – Тульская областная филармония им. Михайловского).

 

В тексте использованы материалы:

Тульского государственного музея оружия;

Государственного Эрмитажа;

Государственного исторического музея;

Тульского военно-исторического музея;

Научно-практической конференции «Отечественная война 1812 года и Тульский край» (1997).