"Тульские новости" - об очередной затянувшейся соседской войне.

ОТ УГРОЗ К ПОДЖОГУ?

28-летний Константин Жаворонков год назад чуть не погиб при пожаре. Его дом, который он старательно и бережно отремонтировал вместе с мамой, загорелся в ночь с 18 на 19 октября. По словам Кости, они стали жертвами поджога – маму разбудил грохот чьих-то шагов на крыше, и выскочив на улицу, она заметила силуэт мужчины, убегающего с их объятого огнем участка. Чуть позже по данному факту было возбуждено уголовное дело, но официально виновных так и не нашли. А вот неофициально семья Жаворонковых склонна винить в случившемся соседей.

- Да они как переехали, 8 лет назад, сразу же начали с нами враждовать - рассказывает Константин, с которым мы встретились на руинах его дома в Призаводском руднике на Косой Горе. – Предложили купить наш участок и назвали цену – 300 тысяч рублей. Согласитесь, это какая-то издевка. Мама, разумеется, отказалась продавать участок. И с тех пор они начали нам всячески пакостить – то мусор швырнут на нашу территорию, то колодец забросают какой-то дрянью. Жуткие люди…

Как пояснил Костя, «жуткие люди» не только портили их имущество, но и даже переходили к рукоприкладству.

- Мама однажды забежала домой в слезах и рассказала, что зять соседей схватил ее за грудки и пригрозил закопать на участке, чтоб она не мешалась. Это произошло в тот момент, когда они незаконно расширили свой участок и, таким образом, сузили подъезд к нашему дому. Моя мама - человек прямой, она пошла разбираться к ним, а вместо объяснений получила угрозы убийством…

После этого случая Жаворонковы старательно игнорировали соседей, делая вид, что их не существует. Те, в свою очередь, отвечали им тем же. «Холодная» война тянулась до того самого злополучного поджога: в тот день по какой-то причине, мама Константина решила, что их подожгли именно соседи, перешедшие от угроз к делу.

Так выглядит дом Жаворонковых после пожара

ЖИЛЬЯ НЕТ, НО ВЫ ДЕРЖИТЕСЬ

Мама Константина, Татьяна Николаевна, рассказывая свою версию конфликта, экспрессивно размахивает руками и грозится вывести на чистую воду всех: от соседей до городской администрации.

- Я почти на сто процентов уверена, что наш дом сожгли соседи. Подговорили знакомых, и они запалили сарай, от которого огонь перекинулся на жилое помещение. Когда дом полыхал, мой сын бросился в огонь – спасать документы и ноутбук. Потерял сознание и чуть не умер там. Соседи в это время стояли и смотрели со стороны, даже не удосужились помочь. Чувствуют свою безнаказанность, ведь у них друзья в правительстве, я вам точно говорю. Да и вы мне не поверите, наверняка. Но ничего, я еще всех выведу на чистую воду…

После пожара дом Жаворонковых был признан непригодным для проживания, а сами они переехали в дом, принадлежащий региональному маневренному фонду (в каких условиях живут люди в помещениях для нуждающихся можно прочитать ЗДЕСЬ). И этот самый переезд возмутил и шокировал пенсионерку:

-Я стояла в очереди на получение муниципальной квартиры с 2002 года. Теперь, когда у меня нет дома, мне предлагают жить в кошмарных условиях среди нуждающихся. А там всякие маргиналы и неприятные личности, плюс, никаких удобств практически. Из материальной помощи мне государство выделило 10 тысяч рублей, и что мне с ними делать? Я уже судилась с администрацией и их представитель заявил, что нет оснований для получения жилья во внеочередном порядке. Это что же получается, отсутствие дома – не повод для получения жилья?!

Стоит отметить, что квадратные метры в маневренном фонде Жаворонковы смогли получить лишь спустя пару месяцев после пожара. Все это время они ютились на пепелище.

Этот милый сторож прибился к Жаворонковым после пожара

«ЖУТКИЕ ЛЮДИ»

Выслушав пенсионерку и ее сына, мы, разумеется, поговорили и со второй стороной конфликта. С «жуткими людьми», которые якобы коварно подожгли дом Жаворонковых.

- Эта женщина – страшная склочница и манипулятор, - в один голос заявляют Татьяна Александровна и Анатолий Витальевич. – Вы, ради интереса, пройдите по поселку нашему – ни один человек не скажет о ней ничего хорошего. Ей везде нужны скандалы и ссоры. По любому поводу кричит, что подаст в суд. В ее словах очень сложно найти правду. К слову, свой участок она сама мне предложила купить. Говорит, устала жить в частном доме, хочет однокомнатную квартиру. Предложила за один миллион двести пятьдесят тысяч приобрести ее землю. Тогда как цена ей в то время была от силы тысяч триста-триста пятьдесят. Я отказался переплачивать и больше мы к этому вопросу не возвращались…

Вопрос о связях в администрации мужчина и женщина воспринимают со смехом. Анатолий Витальевич, проработавший всю жизнь начальником цеха на Косогорском металлургическом заводе, только качает головой, выслушивая, какой он, оказывается, влиятельный человек.

- В ночь пожара моя жена выбежала из дома, пустила воду и дала шланг ее сыну, чтоб он попробовал потушить огонь. Но помогать, мы не помогали, это правда. Но все дело исключительно в ее личности - с ней родной сын даже жить отказался – женился и переехал на поселок, подальше от такой мамочки. А версия, что мы кого-то подговорили поджечь ее дом вообще не выдерживает никакой критики. Я, между прочим, инвалид. С моим здоровьем возможность встречать новое утро – уже счастье. Некогда строить козни другим, когда прикован к инвалидной коляске. Но скажем честно, мы обрадовались, когда она переехала. Будем откровенны, она, мягко говоря, неуравновешенная особа…

В министерстве труда и соцзащиты Тульской области, кстати, нам пояснили, что семье Жаворонковых не может быть оказана государственная социальная помощь, так как семья не является малоимущей. А вот Татьяна Николаевна уверена, что согласно 57-й статье Жилищного кодекса «Предоставление жилых помещений по договорам социального найма гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях», государство обязано выдать ей квартиру и свои права она собирается отстаивать в суде, несмотря на то, что проиграла в первой судебной инстанции.

МНЕНИЕ РЕДАКЦИИ

С момента пожара прошел практически год. Год, который Татьяна Николаевна потратила на вереницу судов с городской администрацией и скандалы со всеми, с кем можно поскандалить. Конечно, мы не вправе корректировать поведение взрослого человека, но, на наш взгляд, вместо поиска врагов ради разнообразия можно хотя бы попробовать поискать друзей. Мир полон неравнодушных людей, готовых помочь. Стоит только присмотреться к этому самому миру.

Текст: Артем Жильцов

Фото: автора