«Сударь, Вы негодяй! Я вызываю Вас на дуэль!»

Поединки, получившие романтический флер в книгах и фильмах, пришли в Россию из Европы и стали настоящим бедствием. Одна из глав петровского Воинского устава 1715 года предусматривала лишение чинов и даже конфискацию имущества за один лишь вызов на дуэль, а участие грозило смертной казнью.

В апреле 1787 года Екатерина II выпустила «Манифест о поединках», который приравнивал убийство на дуэли к уголовному преступлению, ведущему к пожизненной ссылке в Сибирь. Но тогда мода на дуэли лишь разгоралась…

В ХIХ веке, когда европейские страсти пошли на убыль, в России не было, казалось, и дня без смертельного поединка. Смерть одного из противников не была обязательным исходом дуэли. Так, на счету Александра Пушкина значилось 29 вызовов. Посредством дуэли выясняли отношения Максимилиан Волошин и Николай Гумилев. К счастью, разгневанный Гумилев промахнулся, а Волошин стрелял в воздух. Чудом избежали дуэли Лев Толстой и Иван Тургенев. А вот Александр Грибоедов был участником «четверной» дуэли, во время которой секундантам также полагалось стреляться после самих дуэлянтов.

Сатисфакции требовали, когда задета честь, то есть прозвучали слова или совершены действия, задевающие человека, унижающие его в собственных глазах или глазах общества. При том, что понятие чести трактовалось очень широко. Можно было получить вызов за пересказанную сплетню, комментарий по поводу игры актера, слишком заинтересованный взгляд, брошенный на чью-то даму сердца. Как ни старались власти запретить дуэли, наши дворяне решительно отвергали вмешательство государства в «дела чести».

Но в тихой провинциальной Туле, несмотря на наличие оружейного производства, с поединками было не густо. Поэтому широкую известность получила несостоявшаяся дуэль Сергея Ивановича Мосина и Николая Владимировича Арсеньева.

Николай Владимирович Арсеньев - тульский, калужский, орловский и пензенский помещик. В Тульской губернии владел имениями: сельцо Судаково (1100 дес.) и Татьево (800 дес.); в Туле за ним числилось 5 домов на 7 десятинах по Старой Дворянской улице. Водил дружбу с графом Львом Николаевичем Толстым и был женат на двоюродной сестре Ивана Сергеевича Тургенева – Варваре Николаевне, которой и суждено было стать причиной раздора.

Сергей Иванович Мосин – уроженец Воронежской губернии. В 25-летнем возрасте после окончания Михайловской артиллерийской академии был направлен на Тульский оружейный завод, где стал помощником начальника замочной мастерской. Через год молодого специалиста назначили начальником приборно‑штыковой мастерской, в 1877 году - начальником замочной мастерской, в 1880 году - начальником инструментальной мастерской, в 1889 году - исполняющим должность председателя приёмной комиссии Тульского оружейного завода.

В наш город Мосин приехал не только ради карьеры, но и для того, чтоб быть поближе к престарелому отцу, который уже долгое время находился на службе у Арсеньевых. Здесь Сергея Ивановича и захватило чувство любви к Варваре Николаевне.

Семейную жизнь Арсеньевых счастливой не назовешь. Муж предпочитал жить то в Петербурге, то в Москве, то за границей. Варвара Николаевна напротив - почти не выезжала из имения, слыла затворницей, воспитывала детей. В своих чувствах Мосин признался только через несколько лет. И 29-летняя девушка решилась на отчаянный, безумный, по тем временам поступок – ответила взаимностью. О чем «доброжелатели» поспешили сообщить Арсеньеву.

Оскорбленный супруг встречается с Мосиным, высказывает тому все, что думает о своей ветреной жене и тут же получает вызов на дуэль. Арсеньев драться не стал и пожаловался начальнику завода, Мосин получил трое суток домашнего ареста.

Повторный вызов не заставил себя ждать. Теперь перчатка Арсеньеву брошена публично в Дворянском собрании.

Дом Дворянского собрания появился в Туле в 1852 году. Здание построили на углу улиц Верхне-Дворянской (ныне - Гоголевской) и Киевской (ныне - проспект Ленина). В XIX веке оно стало центром общественной деятельности тульского дворянства.

По сей день в Государственном архиве Тульской области (Ф. 90 Оп. 1 Т 42 Д. 35173) хранится свидетельство разгоревшихся страстей - «Рапорт тульского полицмейстера об оскорблении в дворянском собрании капитаном Сергеем Ивановичем Мосиным дворянина Николая Владимировича Арсеньева» - датированное 1883 годом.

Арсеньев вновь уклоняется от дуэли и пишет жалобы начальнику завода и начальнику артиллерии Московского военного округа. В этот раз Мосин получает две недели домашнего ареста «с исправлением служебных обязанностей».

Дом, в котором жил прославленный оружейник, до наших дней не сохранился. О его местоположении напоминает стела, установленная близ Тульского академического театра драмы.

Любой ценой Мосин готов добиваться личного счастья, и Арсеньев озвучивает сумму. За развод он требует огромные деньги - 50 тысяч рублей. Их у Мосина, разумеется, не было.

В 1882 году Главное Артиллерийское управление России поставило задачу разработки многозарядной, «повторительной» винтовки. И Мосин вступает в новое противоборство. Он начинает работу по усовершенствованию винтовки Бердана, состоявшей на вооружении Русской армии, и участвует в конкурсных испытаниях. Здесь его главным соперником становится знаменитый бельгийский конструктор Леон Наган.

В 1885 году комиссия признала винтовку Мосина лучшей из 119 других систем, и, указав на необходимость доработки некоторых деталей, заказала Тульскому оружейному заводу тысячу винтовок для широких войсковых испытаний.

16 апреля 1891 года император Александр III утвердил образец, вычеркнув слово «русская», поэтому на вооружение винтовка была принята под наименованием «трёхлинейная винтовка образца 1891 года». Название «трёхлинейная» происходит от калибра ствола винтовки, который равен трём линиям (устаревшая мера длины, равная одной десятой дюйма или 2,54 мм).

На производстве подготовительные работы завершились к ноябрю 1892 года, и Тульский оружейный завод начал сдачу винтовок. Экземпляр № 1 хранится в Тульском музее оружия.

Победитель конкурса - русский конструктор Сергей Иванович Мосин получил от правительства премию в 30 000 рублей, а осенью в 1991-го Мосину единогласно присудили Большую Михайловскую премию - самую престижную награду в сфере оружейного дела. Ее выдавали один раз в пять лет, ибо ее учредители считали, что заметные изобретения чаще не появляются. Мосин же решил сразу несколько проблем русской армии. Он дал войскам скорострельную по тем временам магазинную пятизарядную винтовку, которыми уже вооружились все европейские соседи. Владению новым оружием не надо было долго учиться. Винтовку отличали: простота конструкции, удобство в эксплуатации, надежное действие механизмов, высокая точность стрельбы. И, что самое главное, производство винтовки можно было быстро наладить.

В целях экономии даже штык сделали не ножевым, а игольчатым - просто заточили четырехгранный прут и намертво прикрепили к стволу (в ходе модернизации штык стал съемным). Такие габариты были не очень удобны, но очень способствовали в знаменитой русской штыковой атаке. Благодаря штыку противники всячески избегали рукопашного боя с русской пехотой.

В 1900 году на Всемирной выставке в Париже «трехлинейка» взяла Гран-При. Это было международное признание заслуг изобретателя и всей русской промышленности, в подъеме которой Мосин сыграл заметную роль.

Вместе с признанием у конструктора появились и средства, позволившие соединиться с любимой. 21 апреля 1894 года Сергей Иванович Мосин, 20 лет проработавший на Тульском оружейном заводе, с женой и тремя пасынками отправился в Сестрорецк, где до самой смерти (1902 г.) работал начальником завода. Варвара Николаевна, ставшая вдовой в 48 лет, больше замуж не выходила. Совместных детей у нее с Мосиным не было.

Но главное детище С. И. Мосина - русская 3-линейная (7,62-мм) винтовка Мосина образца 1891 года - массово использовалась до конца 1950-х годов. Она верой и правдой служила нашим солдатам и в Первой мировой, и в Великой Отечественной войне.

На основе «мосинки» был создан целый ряд образцов спортивного и охотничьего оружия. Под впечатлением трудов Мосина определили свой жизненный путь прославленные советские конструкторы В.А. Дегтярев и Ф.В. Токарев. Ближайшие помощники Мосина –Пастухов и Третьяков – организовали в Туле производство пулеметов. «Каждый советский оружейный конструктор начинал свою работу с изучения винтовки капитана Мосина», - писал Герой Социалистического Труда Г. С. Шпагин. И это убедительно свидетельствует о том, какое значение имела работа Мосина.

В Тульском музее оружия хранятся редчайшие экспонаты - многочисленные образцы винтовки, свидетельствующие о настойчивых исканиях и упорном труде Сергея Ивановича Мосина.

28 февраля 2014 года на Аллее памяти и славы оружейников на территории нового здания музея торжественно открыт бюст гениального ружейника.