«Тульские новости» - о трагедии и поиске виновных.

«МЫ НЕ МОГЛИ ПОПАСТЬ В ЭТУ ЗЛОСЧАСТНУЮ КВАРТИРУ...»

Свой 48-й День рождения Лариса Ежова встретила в тюремной камере колонии общего режима. Сокамерницы, убийцы и наркоторговки, утешали и подбадривали женщину, заявляя, что ее срок – ерунда. Советовали вытереть слезы и не раскисать, чтобы к свиданию с дочкой выглядеть уверенной и не сломленной.

В октябре 2018 года Ларису, работавшую в Липках мастером технической эксплуатации УК «Домстрой», и коммерческого директора этой же компании, 40-летнего Алексея Трифонова, признали виновными в гибели трех человек, отравившихся угарным газом 4 ноября 2017 года. Приговором суда Трифонов получил 2 года тюрьмы, а Ежова – 2 года и 4 месяца. Алексей «мотал» срок в Новомосковске, а Ларису Васильевну конвоировали в Орел.

«Нас обвиняют в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, - рассказывает Лариса. - Мол, я халатно относилась к работе, а Алексей – закрывал глаза на мою «халатность». Но мы просто не могли попасть в эту злосчастную квартиру №36, в которой произошла трагедия. После каждой проверки вентиляционного канала на доме мы пишем акт – и я каждый раз писала, что в это помещение мне опять попасть не удалось. С февраля 2017 года собственники сдавали ее паре из Украины. Квартиросъемщики там не появлялись – приезжали помыться и постирать вещи. Мы их просто не могли застать, чтобы проверить систему вентиляции…».

Однако, сторона обвинения была уверена, что мастер УК «Домстрой» не осуществила должную проверку газового оборудования в доме и именно это послужило причиной смерти трех человек.

Кроме мужчины и женщины из 36-й квартиры, чьи тела обнаружили в ванной, погибла и их 76-летняя соседка сверху. Именно ее подруги забили тревогу – женщина несколько дней не отвечала на телефонные звонки, несмотря на то, что в ее квартире горел свет.

«За несколько недель до трагедии мы были у этой бабушки. Она еще чаю нам предлагала. Все проверили, не нашли нарушений или засоров в дымоходе. Уверена, она погибла из-за того, что какой-то умник установил вентилятор в совмещенном вентиляционном канале 36-й и ее квартиры. А факт установки этого вентилятора, почему-то, упрямо игнорировался в суде…».

Лариса Ежова

«КТО-ТО ДОЛЖЕН ОТВЕТИТЬ ЗА ГИБЕЛЬ ЛЮДЕЙ..»

После вынесения приговора, адвокаты Трифонова и Ежовой довели их дело сначала до апелляции, отклоненной Тульским областным судом, а потом до кассационной жалобы. Оказывается, осужденные являлись членами участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса, в виду этого в отношении них предусмотрена специальная процедура следствия. Таким образом, обвинение оказалось предъявлено с нарушением УПК РФ, Алексея и Ларису освободили в августе 2019 года, а дело было возвращено в суд первой инстанции.

«Нас выпустили на свободу, но тут же снова обвинили по той же самой 238-й статье - «Выполнение работ, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть двух и более лиц», - вспоминает Лариса. - Алексей после этого оказался в тульской кардиологической больнице – сердце уже не выдерживает. А я вернулась на прежнее место работы. Я ведь и до предъявления обвинения продолжала работать. И после того как обвинили, вплоть до самого приговора. Сейчас, вроде бы все вернулось на круги своя, но я каждое утро просыпаюсь с ужасом. Боюсь опять оказаться взаперти. Уверена, сторона обвинения не успокоится, пока нас снова не отправят за решетку. Как сказал мне следователь: «Люди погибли, значит, кто-то должен ответить за их гибель»».

Почему отвечать за гибель людей должны именно сотрудники «Домстроя» - не совсем понятно. По нашей информации, незадолго до трагедии сотрудник Липковской газовой службы Вадим Захаренко незаконно установил в 36-й квартире запрещенную к эксплуатации газовую колонку. Модель ВПГ 20-1-3-П, выпущенная в 1983 году, должна была быть утилизирована еще в далеком 1992 году, так как срок ее эксплуатации составляет 9 лет.

«Мастер на суде открыто заявлял, что шел в тот дом на другой вызов, но его «перехватили» люди из 36-й квартиры и предложили «подкалымить», - говорит жена Алексея Трифонова, Ольга. - Он, не вникая, установил эту колонку, в которой, согласно результатам независимой экспертизы, между прочим, отсутствовали датчик тяги и термопара, а это – блок защиты, который не сработал и именно из-за этого, на мой взгляд и произошла трагедия. Прокуратура отказывается принимать факт установки неисправного оборудования – мол, у них есть экспертиза, которая подтверждает, что колонка была исправна, а засорен именно дымовой канал. А  ведь их, так называемый, «эксперт», сейчас вообще находится в тюрьме…».

Стоит отметить, что региональная прокуратура решительно отказалась давать какие-либо комментарии по этому делу, предложив дождаться решения суда.

Ольга и Алексей Трифоновы

РАНО СТАВИТЬ ТОЧКУ?

22 января Киреевский районный суд продолжит рассмотрение дела Ларисы Ежовой и Алексея Трифонова. Удивительно, но в их защиту выступают не только коллеги и жители Липок, но и депутаты Киреевского района.

«В их поддержку было собрано 646 подписей местных жителей, а депутаты Киреевского района подписались под ходатайством к прокурору Тульской области Роману Праскову о возврате дело на доследование, - сообщает депутат МО Липки Марина Болвачева. – Я просто не понимаю, почему сторона обвинения фокусируется на представителях УК и начисто игнорирует Липковскую газовую службу? В конце концов, именно они обязаны проверять как газовое оборудование, так и состояние дымовых и вентиляционных каналов…»

В ожидании судебных заседаний, Лариса Ежова продолжает работу на прежнем месте и по-прежнему ухаживает за братом – инвалидом-колясочником.

«Я и кормлю его и вожу в больницы. Пока я была в тюрьме, за Сашей ухаживала моя дочь. А у нее у самой дочка маленькая. Тяжело, конечно, но мы справимся. Я полностью уверена в своей невиновности – свою работу я делала профессионально и моей вины в случившейся трагедии нет абсолютно…».

Ольга Трифонова объясняла своим детям, что папы нет дома, потому что он в командировке. Старшая девочка, конечно, все понимала и по мере сил поддерживала маму. А вот младший, после возвращения Алексея домой, попросил папу больше никогда не уезжать. Мол, он не выдержит еще одной «командировки».

«Я считаю, что в отношении моего мужа и Ларисы Васильевны нарушается право на объективное расследование, - заключает Ольга. - Надеюсь, что их дело вернут на доследование и разберутся, кто же на самом деле виноват в случившемся…»

Дом, в котором 4 ноября 2017 года из-за отравления угарным газом погибли три человека 

Текст: Артем Жильцов

Фото: соцсети, архив